МАНИЯ ВЕЛИЧИЯ

Эпиграф: королев много, а поэт - один.


Я был юн, и я был поэтом,
И мое сердце пленили нимфетки.
Что поэты рождаются редко, я помнил,
Занимаясь любовью с чьей-то соседкой,

Она стонала и кричала от наслаждения и боли,
А я вспоминал о том, что "на свете счастья нет,
Есть лишь покой и воля",

А я предполагал, что все они
Примерно одинаково кричат в постели,
И я знал, что судьбы их так похожи
На жизненной карусели,

И я знал, что за ними придут и другие
Королевы диванов и скрипучих коек,
И я буду наблюдать и за их страстью,
Неизвестно откуда пришедший стоик.

"Королей много, а Вольтер один" -
Сказано, пожалуй, довольно метко,
Обо всем этом я вспоминал и думал,
Занимаясь любовью с чье-то соседкой....


/ Геннадий Семеновский, из сборника "Маленький капитан" /

НИРВАНА

Принесла моя мама сумку Нирваны,
Я как раз в это время нежился в ванной
И теперь я часами лежу на диване,
Как русалка, качаясь в серебристой Нирване.

И какое мне дело, что есть где-то крестьяне,
Тети, дяди, политики, негры и няни,
И что в детстве я даже играл на баяне,
Ведь сейчас я купаюсь в серебристой Нирване!

Я теперь понимаю парней-наркоманов -
Ведь они, где-то тоже, познали "нирвану",
Но она, к сожалению, не по карману,
А мне вот задаром досталась Нирвана!

Пребываю я днями в блаженствии странном -
Я не думал, что это так клево - Нирвана!
И настолько я, други, счастлив в Нирване,
Что не хочется снова оказаться мне в Ане.


/ Геннадий Семеновский, из сборника "Маленький капитан" /

Я И ПОКРЫВАЛО

Как низко пало покрывало!
Оно с дивана на пол пало!
И мое низменное "сало"
Оно всем людям показало,

А я все вверх ползти старался,
И покрывалом накрывался,
И суетился, и метался,
И все к заветной цели рвался!

И ведь от пола до дивана
Рукой подать - как то ни странно,
И вид красивый у дивана,
Но нет на нем нагого стана,

Не соблазнил его нимало,
И мне вдруг очень страшно стало,
Но не за то, что ткань упала,
А за меня под покрывалом....


/ Геннадий Семеновский, из сборника "Маленький капитан" /

WHO WAS WHO

Алла была девчонкой нахала,
Татьяна была девчонкой наркомана,
Иоланта была девчонкой бритоголового "мутанта",
Ира была девчонкой пьяницы и дебошира,
Санта была девчонкой паршивого коммерсанта,
Мирра была девчонкой квадратного рэкетира,
Ната была девчонкой продажного депутата,
Но, да здравствует Джульетта -
Ибо она была возлюбленной поэта.

СЕРДЦЕ ПОЭТА

Сердце поэта принадлежит поэту,
Дорогие девушки, не забывайте об этом,
Хотя оно знает и про Любовь, и про э т о ,
Хоть оно , конечно, знакомо и с тьмою, и со светом,

Хоть оно, конечно, не злое,
Пусть и кажется нам убитым,
Хоть оно, конечно, живое
И кровью потерь омыто

Душа поэта принадлежит Вечности,
Сплетеньям дорог бесконечности,
Воплощеньям, судьбой отмеченным,
Звездам Пути Млечного

Жизнь поэта принадлежит народу,
Как синева - небосводу,
Как солнце - новому году,
Потому что он умрет за свободу.


/ Геннадий Семеновский, из сборника "Маленький капитан" /

EXCUSE ME

Excuse me, госпожа Недотрога,
Позвольте Вас потрогать,
Ну, хоть совсем немного,
Пожалуйста, ну, ради бога,
Подергать Вас за косички,
Поцеловать реснички,
Побрызгать на Ваши ножки
Холодненькой водичкой -
И, может быть, Вы проснетесь
И солнышку улыбнетесь,
И, может, Вы засмеетесь
И песенку мне споете
И позволите мне больше
И даже немного дольше,
И даже немного дальше
Приставать к Вам без всякой фальши,
И я сначала глазами,
Ну а потом губами
С трепетом очень нежным
Потрогаю Ваши одежды:
На пальчике нежном колечко,
Под маечкой Ваше сердечко,
На поясе под ремешочком
Ваш девичий милый пупочек....
Да Вы уж меня простите
И строго меня не судите -
Я красивая хитрая змейка,
Что гладит тонкую шейку,
Что узоры выводит на коже
В совершенно безгрешном безбожье,
Выводя в разноцветиях сада
Надписи рая и ада.....

/ Геннадий Семеновский, из сборника "Маленький капитан" /

ЛИТЕРАТУРНЫЙ ВЕЧЕР

Я сегодня пришел на вечер - литературную встречу,
Заняться было нечем, я смотрел на глаза, силуэты, плечи,
Три женщины в красном были прекрасны,
Одна женщина в белом в меня влюблена, наверно,
А погода на улице была скверной,
Как и жизнь моя - злая Минерва

Я опять забежал на вечер - литературную встречу,
Заняться было нечем, и я смотрел на глаза, силуэты, плечи,
Три девушки-брюнетки были кокетки,
Одна девушка - блондинка, холодная льдинка,
А я все думал и смотрел: чья же я половинка -
Нарисованная кем-то живая картинка

И в третий раз пришел я на вечер - литературную встречу,
Заняться, как всегда, было нечем, я смотрел на глаза, силуэты, плечи,
Три девочки-нимфетки сосали конфетки,
Одна девочка-лолитка была как пытка,
И с болью я смотрел на их шейки и плечи
И решил, что больше никогда не приду на вечер!!


/ Геннадий Семеновский, из сборника "Маленький капитан" /
Шароватов, глаза

(no subject)



ЧЕРНО-БЕЛОЕ КИНО




18 марта, 16:08


Мелькают в памяти отрезками, фрагментами,
Мои дни как кадры ленты
Стали черно-белыми,
Беззвучными, как снимали фильмы
Без любви. Без войны. Без комедии.
Уже бы точки над и,
Но утонула в крови мозоль от старой лямки
И доросла до неба планка, а мы как танки...
Есть же в мире князи, а есть и грязи ямка!
Родила же ты сына мамка... Ха.
Только кратко. Скажи украдкой!
Какова и была ли ставка?
Все равно я закрываю лавку!
Дорого ли дешево, все будет, как в немом кино
Сделано, но есть вверенное до
Того, как превратиться в холостой патрон...
Сдать бы к черту этот марафон бессовестно.
Но сдавило туго, а пора уже быть грубым,
Здесь завыл бы даже мудрый.
Пудрю дурью очи, плюю на мелочи
Пора за свечи и считать копеечки
В мои годы, бы ломать погоду,
А по ходу сам в переходах жду подмоги.
И по факту то целую ноги!? Кого?
И я сам уже актер немого кино.

Шароватов, глаза

СТИХИЯ МЫСЛИ







18 марта, 17:52


Мои стихи – это стихия мысли
Тихим ветром или мощным вихрем
Что будут громкими, но не слышимы
Я пишу, чтобы чувства мои стихли

Солнце, пыль, дело тонкое Восток
Дым, тополя, момент рождения пары строк
Теплый ветер в лицо, в доминанте лирика
Река, как мой ответ отрывки мимики

Отшельник, задушенный обществом
Дарующий свет, но не терпящий жизни в нем
Философия времени стирает границы видения
Удивительный феномен воплащается в обыденный

И сколько бы ни ставилось рифмы на кон
Ничто не воскресит сущности той
Что утеряна под слоями тысяч грехов
Душ сплетенных из железных оков

Дух современности рождает своих героев
И как белым птицам им не избежать побоев
Внуки генералов всегда пожинали лавры
Предатели и трусы – первые кто давят на нравы

Ничто не вечно, а вечно лишь что-то
Кого-то тянет в болото, а кто-то на шезлонге
Эгоисты все, но все меньше оптимистов
Оптимизм – пища жизни, рожденная корыстью

Двусторонние медали - стимул нашего существования
После смысла извлеченного из всем придания
Человек на кресте с терновым венком
Чувствует боль лишь тогда, когда ему смешно

Красивый размер и пустой набор слов
Увидит простак, не вкусивший основ
Расчленение мыслей посредством изречений
Дар речи - причина людских противоречий

Самые сильные всегда воевали на фронтах
Больные и трусы закладывали генофонд в тылах
Секрет искусства – скрывать свои источники
Отрывки из памяти легенд одиночек

Недописанная летопись хранит в себе смысл
Погибших мыслей обреченных остаться ненаписанными

И это мои стихи – это стихия мысли
Тихим ветром или мощным вихрем
Что будут громкими, но не будут слышимы
Я пишу затем, чтобы чувства мои стихли

ПОЭТ

Я обольститель и поэт,
Я тьма кромешная и свет,
Я Казанова и Сатир,
Я небо синее и мир,

Я вечный странник Агасфер,
Свободы дух Аполлинер,
Я жизни пестрый маскарад:
Захер Мазох, маркиз де Сад,

Я песен сладостных Орфей,
Я переменчивый Протей,
Посланец звезд метеорит,
Поклонник чувственных Лолит,

Я Антарктиды вечный лед,
Я птиц - божественный полет,
Я отраженный Лунный свет,
Рожденный Женщиной поэт

/ Геннадий Семеновский, из сборника "Маленький капитан" /